Круглый стол «"Должность" — "обязанность" — "долг": генезис и трансформация в европейской культуре и религии»: отчет - Новости — Лаборатория исследований церковных институций

Новости

Круглый стол «"Должность" — "обязанность" — "долг": генезис и трансформация в европейской культуре и религии»: отчет

Круглый стол «"Должность" — "обязанность" — "долг": генезис и трансформация в европейской культуре и религии»: отчет

В Лаборатории состоялся круглый стол «“Должность” — “обязанность” — “долг”: генезис и трансформация в европейской культуре и религии»

Мероприятие состоялось 13 апреля 2022 г., в нем приняли участие не только сотрудники ПСТГУ, но и исследователи из МГУ им. Ломоносова, УрГУ и Университета Лотарингии. Круглый стол был посвящен категориям «должного», «обязанности», «должности» и «долга» в историко-культурном контексте и проводился в рамках проекта «Категории религиозного лидерства в эпоху модерна: оппозиция „личное vs. институциональное“ и ее историко-культурные основания (российский контекст)», осуществляющегося за счет Российского научного фонда (проект № 19-78-10143). Организация выполнения проекта — Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет.

 

 

 

 

На Круглом столе обсуждались семь докладов, посвященных: историко-философской проблематике долга (в первую очередь, по мотивам книги «Opus Dei» Дж. Агамбена), теологической проблематике должности на материале современной католической теологии, истории понятий, связанных с «должностью» в российском контексте XVII — начала XX века.

Первые два доклада прямо были обращены к работе Дж. Агамбена «Opus dei: Archeologia di ufficio», по которой коллективом проекта в течение года проводился семинар. Антони Феней (Университет Лотарингии) в своем докладе указал на особую значимость связи между литургией и долгом, которую выявляет Дж. Агамбен. По мнению докладчика, она позволяет выявить внешний фактор, обуславливающий внутреннее чувство долга. Сергей Воронцов предположил, что философская археология «человека долга» не может вскрываться только через бинарные оппозиции (прежде всего, через оппозицию «быть» — «быть должным»). Они оказываются нечувствительными ко множеству факторов — и прежде всего к самим трансформациям «должного» и «сущего». Оппозиции «должного» и «сущего» был посвящен и доклад Александра Кольцова (ПСТГУ), в котором были рассмотрены отношения долга и должности у В. Виндельбанда, М. Шелера и А. Райнаха.

Следующие доклады затрагивали теологическую проблематику. Алексей Чёрный и Елизавета Рещикова обратились к немецкоязычным богословам второй половины XX века. В первом докладе была реконструирована полемика в католических журналах «Concilium» и «Communio» вокруг определения природы власти в Церкви: как критика, так и апология должности выстраивалась от определения ее как институционального или харизматического феномена. Во втором — рассмотрены представления о должностном и институциональном в Церкви у Х. У. фон Бальтазара.

Российский контекст истории понятия «должность» был рассмотрен в докладе Евгения Лютько, который стремился проследить изменения в том, как понималось слово «должность» с конца XVII до середины XIX века. Особое внимание докладчик уделил истории «должности священника». В целом можно констатировать, что слово «должность» соотносилась на разных этапах своей истории как с отношениями обязательств, так и с конкретными обязанностями, и лишь на последнем этапе — с положением, подразумевающем круг обязанностей. Вячеслав Ячменик проанализировал случай противопоставления «должности» и «совести» в «Исповеди» архим. Спиридона Кислякова (1875–1930). К началу XX в., как это показано в докладе, острой становится оппозиция собственно «должности» и «личности».

Во время заключительной дискуссии были обозначены темы для дальнейшего развития исследований. Во-первых, соотношение оппозиций «внешнее — внутреннее» и «должность — долг» приводит к вопросу об отношении действия к личности и границах того и другого. В Средние века священник, вершивший в таинство ex opere operatum, мог быть гораздо более гармоничной фигурой, чем он стал в Новое время, потому что любое действие действующего было само по себе недостаточным. Таким образом, происходит сдвиг в понимании того, что (или кого) представляет собой носитель должности священника. Во-вторых, следует уделить внимание двум основополагающим контекстам развития понятия долга — античному и библейскому. С одной стороны, можно ли рассмотреть «должное» как то, что должно произойти (античный fatum, предопределение в трактовке позднего Августина)? Можем ли мы говорить о долге перед лицом должного? С другой стороны, как с археологией долга соотносится вопрос, заданный еще Франциском Сальским – можно ли исполнение светских обязанностей наполнить христианских содержанием?

Помимо докладчиков, в Круглом столе приняли участие: заведующий Лабораторией сравнительных исследований толерантности и признания УрГУ А. С. Меньшиков, представители исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Г. М. Запальский и Ф. А. Гайда, проректор по учебной работе ПСТБИ прот. Н. Емельянов. Итог Круглому столу подвел декан Богословского факультета ПСТГУ прот. П. Хондзинский.

Материалы Круглого стола — тезисы и дискуссионные замечания — доступны по ссылке: http://eirl.pstgu.ru/kruglyj-stol-rnf-2022?lang=ru

<< Вернуться на предыдущую страницу