Трактат Исидора Севильского «О церковных службах»: перевод, комментарий, исследование — Лаборатория исследований церковных институций

Проекты

Трактат Исидора Севильского «О церковных службах»: перевод, комментарий, исследование

Проект завершен.

Финансирование

РГНФ (РФФИ) (проект № 17-33-01155)

2017–2018

Аннотация

Руководитель проекта — Сергей Воронцов.

Цель проекта — создание комплексного источниковедческого исследования трактата Исидора Севильского (ок. 560–636) «О церковных службах», предполагающее подготовку его перевода, комментария, ряд вводных текстов и проблемных исследований.

В ходе реализации проекта был подготовлен перевод трактата и развернутый комментарий, включающий анализ использования источников в трактате, носящем компилятивный характер, и контекстуализацию отдельных понятий, составлено вступительное исследование, посвященное проблемам контекста написания трактата, его структуры и значения ключевого понятия — officium, имеющего сложные этические и политические коннотации, опубликованы четыре статьи.

Результаты

Содержательные результаты соответственно можно выстроить от суждений о методе письма Исидора до его позиции по вопросу о роли епископа в социальном пространстве.

1.Вопрос о методе работы Исидора над материалом, способе написания трактатов, остается актуальным. Он важен в первую очередь для понимания концептуальной составляющей преимущественно компилятивных сочинений Исидора. Многое было сделано в этом отношении, в том числе А. Лавсоном, исследовавшим данный трактат. Результатом работы проекта стало выявление за избирательным цитированием Исидора определенной позиции и аргументации. Таким образом, работа Исидора с источниками не сводится к конспекту и тематической подборке. Дело не только в выработке наиболее сжатой передачи материала, многое в трактате продиктовано не столько «эрудитским» интересом Исидора, сколько актуальной «повесткой», и использовалось в деятельности Четвертого Толедского собора.

В то же время, мысль Исидора выражается не только и не столько эксплицитно, сколько «имплицитно», т. е. понимание его слов требует не только буквального прочтения, но и учета коннотаций (уровень, который можно назвать символическим) и аллюзий (интертекстуальный уровень). В частности, на этих уровнях выявляются линии антииудейской и антиарианской полемики, ранее в трактате не прослеживавшиеся, а также акцентуация мотива единства.

Высказана гипотеза, что сам текст «О церковных службах» Исидора носит не столько «просветительский» характер (т. е. его задача состоит не только в том, чтобы преподать азы «темным» клирикам, впрочем, эта задача совсем не исключается), сколько связан с практиками созерцания и чтения священных и авторитетных текстов, из которых он составлен.

2.Были проанализированы трактовки Исидором основных для трактата понятий origo и officium (вероятно, изначально он назывался «de origine officiorum»).

а) Origo, по замечанию Ж. Фонтена, является одной из ключевых категорий мысли Исидора. В рассматриваемом трактате оно предстает как ключевой элемент структуры. В нем заложены как риторическая функция исходного элемента изложения дела, так и легитимирующая функция прецедента. В то же время, поскольку этот элемент структуры наполнен отсылками к божественному закону, постольку можно говорить о нем, как о созерцательном основании для действия, которое регламентируется другими элементами структуры трактата.

б) Понятие officium (важно, что трактаты о клириках каролингской эпохи будут использовать его именно в Исидорианском ключе) получает в трактате коннотации, соответствующие видению Исидором роли сакрального. Исидор активно опирался на многозначность, свойственную латинскому понятию officium. Хотя в трактате используется материал книг «Об обязанностях» Амвросия, основное содержание и структура сочинения «О церковных службах» заимствуется из других источников. Понятие officium у Исидора скорее соотнесен с функционально-должностной областью значений, сравнимым с употреблением его относительно римских властных институтов. При этом, Исидор в качестве ключевого содержания officium клириков прописал богослужение (которое обозначалось этим словом и прежде). Богослужение оказывается коммуникацией с сакральным, но имеет ключевое значение для формирования единства общества.

Сказанное об избирательном цитировании наиболее ярко проявилось в рассуждении Исидора о фигуре епископа, вероятно, данная фигура являлась предметом особой рефлексии Исидора. Значимым результатом исследования явилось выявление позиции Исидора о характере служения и власти епископа.

В отличие от автора трактата «О семи чинах», представляющего епископа в неоплатоническом духе как центр, объединяющий все служения клириков, который возвышается над ними по образу Бога, Исидор рисует образ епископа скорее в духе цицероновского политического деятеля, вовлеченного в созерцание и в нем ищущего основания для деятельной жизни (в античном ее понимании), и при помощи слова изменяющего жизнь своих подопечных. Однако созерцание имеет уже христианское содержание и определяется вовлеченностью в таинства, поэтому Исидор акцентирует, что епископ является священником (sacerdos), в трактате же «О семи чинах» sacerdos используется скорее для обозначения пресвитеров.

Исидор подчеркивает священнический характер власти епископа. Таким образом, она включается в область сакрального, с которым епископ обеспечивает коммуникацию (sacrum dans). Значение обеспечения связи с областью сакрального в первую очередь определялось совершением литургии. Церковная и гражданская община к этому времени не различаются, и единство общества основывается на церковном единстве. В центре церковного единства оказывается литургия, объединяющая ее участников. Поскольку епископ регулировал участие в литургии, постольку — и причастность обществу. Область сакрального включает в себя также и другие таинства, в первую очередь связанные со вступлением в церковь. Кроме того, сакральным оказывается скрытый от «плотских» смысл Писания, в котором заключен божественный закон, необходимый для достижения истины и блага обществом и человеком.

4.В ходе проекта была выявлена особая роль и трактовка оппозиции сакрального / светского Исидором Севильским в выстраивании идентичности клира. Между тем, в историографии формирования клира как отдельной группы с определенным самосознанием, четкими границами и иерархией трактату «О церковных службах» не придается, как правило, особенного значения.

Идея о принадлежности клира к области сакрального и исключенности из сферы светских отношений проводится в трактате несколькими способами. Знак особой принадлежности к клиру — тонзура — одновременно является и символом царственности (поскольку из волос образуется своего рода «корона»), и выстрижением волос, которое символически выключает человека из круга свободных граждан. Подобная исключенность из области светских отношений определяет предписание безбрачия и запрет на участие в публичных пирах. В то же время на интертекстуальном уровне они представляют собой аллюзии на поведение первых христиан и отношение Церкви со Христом. Таким образом, аргумент выстраивается не столько через прямое указание, сколько через сеть аллюзий и коннотаций. В этом плане показательно, что образованность и чтение становится одной из черт, характеризующих именно клир. Если учесть, что чтение и образование связано именно с созерцательной жизнью, которая определяется как сакральная, яснее становится мотив исключенности клира из жизни светской.

Эта «сакральность» клира как раз и легитимирует вмешательство клира в жизнь общества, а не определяет его отчужденность (в общем и целом, в соответствии с рамкой политической философии неоплатонизма). Клир исключен из отношений светских, находящихся в области, пораженной грехом и безблагодатных, поэтому-то он и может в них вмешиваться, не прибегая к насилию.

5.Результаты, изложенные выше, позволили выдвинуть еще один важный тезис. От исследования к исследованию «кочует» мнение, что церковь и клир получили свое значительное влияние во многом потому, что были встроены в сеть римских властных институтов. Это и позволило церкви воспринять их функции по мере их распада. В том числе такие трактовки применяются к ситуации в Вестготской Испании.

Анализ трактата «О церковных службах» позволяет утверждать, что Исидор Севильский выстраивал концепцию власти епископа и идентичности клира на других основаниях, в некотором смысле — противоположных. В его основе — отделенность от сферы светских властных отношений. Епископ и клир формирует вокруг себя новое социальное пространство, а не встраивается в старое.

В основе этой концепции — идеи античных философских школ: деление на созерцательную / деятельную жизнь, в Поздней Античности рассматривавшееся в прочном единстве; представление о божественном законе; концепция философа-правителя, восходящая к Платону, но обраставшая нюансами по мере развития античной философии. Эти понятия, однако, наполнены новым христианским содержанием, но все же стоит отдавать себе отчет в том, что оппозиция философии и теологии не была актуальной для Исидора. То, что мы посчитали бы теологическим переосмыслением философских концептов, для Исидора выглядело как более точное их описание «нашими» авторами в отличие от «древних». В этом смысле анализ трактата позволяет увидеть философские концепции «за работой» в формировании жизненного мира.

Участники

Михаил Биркин к.и.н., м.н.с.

Сергей Воронцов Руководитель секции исследований религиозного лидерства

Елена Марей к.и.н. ВШЭ

Публикации и выступления

Статьи

Биркин М. Ю. Принципы формирования идентичности клира в трактате «О церковных службах» Исидора Севильского // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2018. Вып. 83. С. 26-47.  

Воронцов С. А. Origo в трактате Исидора Севильского “О церковных службах” // Вопросы философии. 2018. №5. С. 157–171.

Марей Е. С. Sacerdos vs. Episcopus. Использование трактата «О семи церковных чинах» Исидором Севильским (источниковедческий аспект) // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. Религиоведение. 2018. Вып. 76. С. 11-22.

Биркин М.Ю. Священство епископа в Толедском королевстве первой трети VII в. по данным сочинений Исидора Севильского: терминологический аспект // Вестник РГГУ. Серия «История. Филология. Культурология. Востоковедение». 2017. № 10. С. 23–30.